Роман ХХ в. как свидетельство отсутствия человека :: Московский философский колледж

Роман ХХ в. как свидетельство отсутствия человека




Александр Марков представляет в нашем колледже две лекции из цикла «Поэтика свидетельства»

Тема второй лекции:
Роман ХХ в. как свидетельство отсутствия человека 

Встреча посвящена рассмотрению больших романных замыслов ХХ-нач ХХI в. как метакритики "теорий", которые воспринимаются с одной стороны, как источник легитимации "готовых состояний", а с другой стороны как определенный непереводимый язык, который нельзя конвертировать ни в социальный, ни в культурный опыт. При этом происходит модификация субъекта: появление героя социопата и мистика в романе модернистского типа (от Т. Манна и Э. Канетти до Б. Пастернака), и уничтожение героя как носителя внетеоретического "я" в постмодернистском романе (от Р. Кено до Н. Евгенидиса и М. Уэльбека). Ставится вопрос о том, каков общий стержень этого процесса: автор свидетельствует о происходящем, герой свидетельствует сам о себе, или сам язык выступает как единственное поле сохранивших хотя бы какую-то жизнь смыслов? Как те же самые процессы представлены в другом медиа -- кино, и почему медиаискусство может обогатить философский язык?

Вторая лекция пройдет после 20 декабря (точная дата уточняется) в 19-00 по адресу ул. Малая Ордынка, 25, 2-й этаж, аудитория №222 (м. Третьяковская, м.Полянка, схема и описание проезда).

 

Чем оплачено свидетельство: предложения Агамбена
(первая лекция - 31 октября)

Встреча посвящена разбору аргументов, предложенных в недавно переведенных на русский язык работах Дж. Агамбена серии Homo Sacer. Ставится вопрос о том, насколько "суверенитет" и "голая жизнь" представляют собой интерференцию теоретических языков, или же они возникают как присвоение чужого теоретического опыта. Как можно представить модель суверенитета: не заимствует ли Агамбен готовую схему "медиум-сообщение"? Каким образом суверенная власть, притязая на этическое законодательство, производит сегрегацию сообществ/в сообществах, и каковы последствия этого в обществе ХХ в., с развитыми сетевыми связями? Почему стал возможен тоталитаризм, несмотря на явный крах эпистемологического горизонта нации-государства? Каковы способы репрезентации голой жизни в актуальном искусстве, кино и философских экспериментах?

 
Помощь | Контакты | ©2009-2011 Moscow College of Philosophy