Шизофреногенность русской культуры




Коллективное обсуждение с участием В.Кузнецова, Д.Федотова, В.Дмитриева, Д.Кралечкина. Приглашены - Ф.ГиренокК.Крылов 

Cостоится в субботу 13 февраля в 17-00 по адресу г. Москва, Гостиный двор, подъезд №19, 3 этаж, аудитория 303 (м. Китай-город) (схема и описание проезда).

Основные темы дискуссии: 

1. Века тягостных  размышлений о  сути "русской особости", неизменно  сводящейся к неизбывности русского абсурда

В 1870 году Н.С. Лесков пишет: (Сим воспрещается // "Честное слово", Москва, Советская Россия, 1988)

<...> законодательство в России разошлось  с жизнью и ее требованиями. Благодаря непроглядной сети  спутанных, перепутанных, одно другое  уничтожающих и одно другому  противоречащих запрещений у  нас давно исчезла всякая возможность жить, не совершая ежеминутно постоянных преступлений.

 

Проходит 130 лет и Ю.М. Лужков, для видимости балагуря и приплясывая, вынужден констатировать неприглядный факт: ("Российские законы Паркинсона", Москва, Вагриус, 1999)

      Здесь что-то случилось с самой идеей соблюдения правил. Не просматривается связь причин и следствий. Не ясно, что допустимо, и чего нельзя, что может, и чего не может случиться. Нет системы норм и сдержек, вместо нее -- какое-то почти бессмысленное месиво. <...> А государство закладывает нарушения в свои предписания. Кладет чиновнику маленькую зарплату в расчете, что тот сам о себе позаботится. Вводит налоги, которые немыслимо выплатить. Создает систему противоречивых законов, которые невозможно не нарушать.

Картину многовековой беспросветности метко выражает известный афоризм, приписываемый молвой то ли П.А. Вяземскому, то ли М.Е. Салтыкову-Щедрину:

Свирепость  российских законов умеряется необязательностью их исполнения.

Этот афоризм приоткрывает дверцу в мрачную тайну русского абсурда, его внутреннюю механику. "Умеряется" – значит "уравновешивается", "удерживается в рамках меры", или – говоря современным языком – удерживается в границах гомеостатически допустимого. Абсурд выступает важнейшим гомеостатическим механизмом русской социокультурной системы.

2. Новое знание XX века – кибернетика и теория систем

Грегори Бейтсон  и группа его единомышленников по "Проекту Пало-Альто" – попытка применения новых системно-теоретических подходов к загадке шизофрении. Сдвиг от эндогенного к системному пониманию шизофрении. Открытие "шизофреногенных систем" и их специфических гомеостатических механизмов. Шизофреногенный абсурд как гомеостатический механизм.

Некоторые общие  характеристики шизофреногенных систем по Г. Бейтсону и Д. Джексону:

– аномально жесткий гомеостаз

– неспособность системы как целого к принятию решений

– невозможность формирования внутри системы устойчивых паттернов коалиций, постоянное изменение "правил игры"

-– шизофреногенный конфликт гомеостазов различных логических уровней (уровня системы и подсистемы, социума и индивидуума)

Миланская школа  системной терапии: "Системы, больные  парадоксом". Безумие рекурсивного парадокса: "Народ не выполняет  законы потому, что они невыполнимы, а власть продолжает плодить невыполнимые законы потому, что уверена, что их все равно никто не будет выполнять" (Ю.М. Лужков). Целебный контрпарадокс и "терапевтический даблбайнд". Обуздание Дон-Кихота. Русский коан. Возможен ли русский Дэн Сяо Пин?

3. Современные наблюдения над русской социокультурной системой

Константин  Крылов: "Инфернальный сговор", демонстративное покровительство русской власти различным шарлатанам и проходимцам. (К. Крылов, По остывшему следу, 2008)

Что это – всего лишь родственная забота о представителях "своей породы носителей вреда" или же средство (гомеостатической) деморализации социума?

Рекомендуемая литература:

 

 

Помощь | Контакты | ©2009-2011 Moscow College of Philosophy